Деятельность животных

Леб, как мы знаем, сводит деятельность животных к физикохимическим реакциям клеток на раздражения и потому считает ее сплошь автоматической. Мы знаем также, что идея эта не только не может быть принята в таком широком объеме, в котором ее предлагает автор, но, как это доказал jennings, не может быть принята без существеннейших поправок даже для простейших животных. Waxweiller, повидимому, с работами jennings’a не знаком, а собственные познания в биологии у него оказались недостаточными для того, чтобы удержать его от излишнего доверия к крайностям гипотезы леба. И вот, приняв преувеличения за научно установленные положения, waxweiller подводит их под свои доктрины, построенные независимо от биологического материала и метода этой науки.

Указав на междуреакционные возможности индивидов как на сущность социальных явлений, waxweiller ставит их в прямую зависимость от физикохимических детерминант вида, т. Е. Устанавливает точку зрения в социологии, вполне совпадающую с точкой зрения леба в сравнительной психологии. Само собою разумеется, что тот пробел, который был указан в учении последнего совершенное упразднение биологии, т. Е. Процессов жизнедеятельности организмов, в гипотезе waxweiller’a должен был сказаться с особенной силой. Биология учит нас, что стремление жить в сборищах, временных и постоянных группах, стаях и стадах прежде всего является следствием не химических свойств протоплазмы, а требований жизни, способности к приспособлению и борьбе за существование. С агломерации начиная и стадами животных кончая, везде сборища особей одного вида являются продуктом полезного приспособления; вследствие чего среди близкородственных видов одни могут обладать способностью группироваться, другие этой способностью не обладают. Более того: особи одного вида животных в одних условиях образуют агрегаты, в других — не образуют, иногда в течение всей своей индивидуальной жизни. Из чего уже само собой следует, что термин waxweiller’a affinite sociale” несмотря на оговорки, которые автор делает по его поводу, представляет крупную ошибку мировоззрения автора.

Вовсе не предполагая, чтобы под термином социологическое сродство” он имел в виду нечто вроде мистической силы на манер жизненной, например, или чеголибо в роде химического сродства углерода к кислороду, я нахожу термин этот крайне неудачным, как потому, что он вытекает из туманной и ни на чем не основанной гипотезы о физикохимических детерминантах, определяющих междуреакционные возможности особей вида, так и по следующим соображениям. Не касаясь пока вопроса о том, насколько явления общественности имеют в своей основе эти физикохимические детерминанты видов, я прежде всего укажу на тот факт, что междуреакционные возможности особей вида” отнюдь не ограничиваются явлениями агрегаций, сборищ, стай и пр. Перед нами имеются еще бесчисленные и разнообразные формы симбиоза, с одной стороны, и явления семейной жизни с другой. Ведь это тоже междуреакционные возможности особей одного вида. Как же с ними быть с точки зрения waxweiller’a? Представляют ли они явления sui generis, со своими законами возникновения и эволюции, или в их основе лежат те же видовые детерминанты? Если верно последнее, то детерминанты эти идентичны ли между собою или различаются друг от друга, и, наконец, если отличаются, то чем?

Комментарии запрещены.