Для детального выяснения вопроса

Для детального выяснения вопроса, я приведу здесь свои наблюдения над влиянием света на деятельность шмелей. Из наблюдений этих с полной очевидностью вытекает, что влияние света на этих животных вызывает у них определенные инстинктивные действия, совершенно не поддающиеся объяснению с точки зрения гипотезы леба.

Я имею в виду деятельность шмелей при ремонте ими разоренного гнезда.

Как только разрушается та или другая поверхностная часть гнезда bombus muscorun, и свет проникает внутрь его, так в этом месте тотчас же показываются изнутри гнезда рабочие шмели и принимаются его ремонтировать.

Чем больше повреждение, тем большее число шмелей появляется на поверхности гнезда; чем дальше двигается ремонт, тем меньшее число рабочих шмелей, вернувшись в гнездо, выходит в сделанное повреждение. Появляется, наконец, только один, который, поработав некоторое время, уходит в гнездо, и более на его поверхности уже шмелей не наблюдается.

Таким образом, связь между действием света и деятельностью шмелей очевидна.

Во внутреннее гнездо свет, говоря вообще, не проникает. При повреждении наружного слоя гнезда свет достигает некоторого числа шмелей, не всех, конечно, ибо не все помещаются на верхней части внутреннего гнезда. Замечено, как правило, что чем большее проделано отверстие, чем значительнее повреждение, тем больше проникнет света во внутреннее гнездо, тем больше шмелей будут им раздражены, и тем большее их число устремится по направлению к источнику раздражения. А затем, чем дальше подвигается ремонт, чем меньше проникает света во внутреннее гнездо, тем меньше особей получают соответствующее раздражение, тем меньшее их число появляется на поверхности, а в конце концов явление это и вовсе прекращается. Искусственно прикрывая брешь какимнибудь непрозрачным предметом, можно усиливать и уменьшать приток рабочих к месту ремонта.

Что инстинкт, связанный с ремонтом гнезда, вызывается у шмелей в известных случаях деятельностью света, в этом, помимо наблюдений на свободе, убеждают нас еще и следующие наблюдения над жизнью шмелей в неволе.

Положив гнездо в ящик одной немногочисленной семьи шмелей, я начал медленно и осторожно его раскрывать. Свет проникал внутрь постепенно; шмели забеспокоились и принялись за ремонт гнезда, который, однако, производили так медленно и так недружно, что к вечеру оно оставалось еще не заделанным, и я на ночь покрыл его так, что свет в улей не проникал. Ночью я заглянул в гнездо; внезапный свет вызвал большую тревогу и суету. Я тихонько закрыл улей, и шмели успокоились. На другой день, часов в 10, я снова открыл улей; гнездо оставалось в течение всего времени (часов 1416) не заремонтированным, т. Е. Совершенно таким, каким было накануне: соты были открыты почти сполна. Внезапное появление света вызвало прежнее беспокойство и смятение. Я оставил гнездо открытым; начался дружный и спешный ремонт. В два часа и даже немного меньше он был окончен, и гнездо выглядело, как новое.

Комментарии запрещены.