Факт животной жизни

До настоящего времени, как мы это видели в предшествующих главах, сравнивался всякий добытый наблюдателем факт животной жизни, в одном случае, непосредственно с аналогичным фактом жизни человека, в другом с соответствующим действием cytozoa, и на основании такого сравнения устанавливались заключения.

При таком методе исследований неизбежны ошибки, и притом самые грубые; нужно было стечение многих благоприятных обстоятельств и в свойствах объекта, и в условиях исследования, и в свойствах самого наблюдателя, чтобы, пользуясь ими, прийти к заключениям, не лишенным научного значения.

На вопрос о том, что нужно сравнивать, объективный метод исследований отвечает так: должно сравнивать типические видовые инстинкты и их колебания, причем под типическими инстинктами следует разуметь отнюдь не то, что большею частью под этим термином разумеют авторы, принимающие всякий описываемый ими инстинкт за типический, и все, что под такой шаблон не подходит, объясняющие как случай индивидуального психологического акта, разумного и волевого характера, а если подобное толкование расходится с очевидностью, то как случай неопытности строителя, молодости, отсутствия руководства и т. П. Такой способ определения типического инстинкта объективный метод считает ненаучным: необходимы не личные соображения автора, а возможно большее число фактов инстинктивных действий особей одного вида. В тех случаях, когда между этими действиями оказываются различия, вопрос о том, которые из них нужно признать типическими, предоставляется не личному усмотрению наблюдателя, а определяется путем точных приемов. Мы увидим сейчас, что инстинкт, с точки зрения этого метода, получает характер не простого, а сложного шаблона, в состав которого на равных правах входят и те действия, которые старыми авторами принимались за типы, и те действия, которые ими принимались за отступления индивидуального характера.

Комментарии запрещены.