Фактический материал биопсихологии

Таков или почти таков фактический материал биопсихологии, в его обработке и толковании представителей монистического направления в нашей науке, с их субъективным методом исследования предмета. Казалось бы, не было надобности ни разбираться в нем далее, ни доказывать его несостоятельность. Но это только казалось бы: метод этот до наших дней имеет своих горячих сторонников, и сравнительная психология еще долго будет обогащаться фактическим материалом только что описанного достоинства.

Несмотря на очевидную вздорность тех конечных выводов, к которым пришли многие ученые, следуя своим методом аналогий действий животных с действиями людей, в литературе предмета, как я только что сказал, мы и до настоящего времени находим много его сторонников. Я назову два имени из сонма этих защитников: роменса и васманна.

На первом из них я останавливаюсь потому, что он является типичным и убежденным сторонником монистического мировоззрения в сравнительной психологии и горячим защитником лежащего в его основе субъективного метода исследования; на втором потому, что, являясь принципиальным противником тех заключений, к которым метод этот приводит, он считает возможным вести с этими заключениями борьбу тем же методом, которым они были установлены.

И далее: такого рода скептицизм должен логически прийти к отрицанию существования мысли не только у низших, но и у высших животных, и даже у всех людей, кроме самого скептика, ибо все возражения, которые могли бы быть выдвинуты против употребления такого критерия для царства животных, с одинаковою силой прилагаются и к доказательности существования какой бы то ни было мысли, кроме мысли самого возражающего. Это, очевидно, потому, что единственное доказательство, какое мы можем иметь о существовании мысли вне нас самих, это то, которое дают нам объективные действия; а так как наша собственная (субъективно нам известная) мысль никогда не может уподобиться чужой мысли настолько, чтобы прямым чувствованием постичь душевные процессы, сопровождающие чужие объективные действия, то ясно, что человека, который желает во что бы то ни стало сомневаться в законности того вывода, что не только в его собственном организме, но и в других объективные действия всегда сопровождаются умственными процессами, убедить невозможно. Раз признано объективное существование других организмов и их действий, — читаем мы дальше, положение, без которого сравнительная психология, как и все другие науки, была бы пустою грезой, то здравый смысл всегда, и не колеблясь, сделает тот вывод, что действия других организмов, если они аналогичны тем действиям нашего собственного организма, про который мы знаем, что они сопровождаются известными умственными состояниями, сопровождаются и у других подобными же умственными состояниями”.

Комментарии запрещены.