Метафизические вопросы о сущностях

Предположим, в самом деле, что метафизики отказались, наконец, под давлением опытного знания, вот какое заключение должны мы вывести из этого факта? По моему мнению. Одно, а именно, что метафизической философии больше не стало, что она вытеснилась наукой, и только. Если, с другой стороны, мы у представителей научного знания встречаем рассуждения о жизненной силе и т. П., то из этого обстоятельства, думается мне, вовсе не следует, чтобы наука занималась метафизическими вопросами о сущностях, а следует лишь, что наука не знала и до сих пор не знает объяснения причин очень многих явлений, и что авторы, без прочного научного миросозерцания, вместо того, чтобы открыто заявить об этом, как того требует наука, включили в свои книги кусочки метафизических трактатов, не понимая принципиальной ошибки, которую тем самым они делали. Одинаково малоубедительными представляются мне соображения и по отношению к методу в метафизике и науке. Различие между ними, говорят нам, не может быть установлено потому, что философские соображения и построения встречаются у естествоиспытателей, а, с другой стороны, признание опыта единственным источником знания встречается и у метафизиков. Факт этот справедлив, но вывод из него не верен, ибо он, по моему мнению, доказывает лишь то, что ученый, прибегавший к метафизическим построениям, был в смысле метода недостаточно последовательным и сделал ошибку, а, с другой стороны, метафизик, отрицавший иной путь познания, кроме опыта, был вовсе не метафизиком, а настоящим ученым постольку, поскольку он держался этого метода.

Комментарии запрещены.