Мысль о гомологии черепа

В высшей степени характерно для окена, как естествоиспытателя, то обстоятельство, что непосредственно за этими вступительными изречениями чисто метафизического характера следует совет студентам начинать с того, чтобы изучать в натуре череп овцы, и дается наставление, как следует поступать при его рассматривании. Из этого следует, что, хотя окен, как натурфилософ, сам и говорил тоном оракула, черпающего свои воззрения из глубины своего я”, но, как естествоиспытатель, он сознавал, что на деле, прежде всего следует начинать с непосредственного наблюдения.

Я полагаю поэтому, что видеть в рассказе окена о том, как ему пришла мысль о гомологии черепа костям позвоночника, доказательство однородности научного и метафизического творчества, едва ли возможно. Напротив, чем ближе всматриваешься в процесс этого творчества, тем резче выступает различие, и соображения самих метафизиков по этому предмету, строго отличающих творчество науки от творчества метафизики, представляются гораздо более близкими к истине.

Вот, например, что мы читаем по интересующему нас вопросу у одного из наших современных метафизиков. Есть два рода творчества и два рода гипотез, говорит он. Есть гипотеза, так сказать, механическая и есть гипотеза органическая. Первая строго держится почвы фактов и ограничивается лишь их обобщениями, всегда, конечно, неполными и незаконченными;

Вторая, напротив, смелым интуитивным воззрением переступает за пределы фактов и возвращается к ним лишь для того, чтобы придать своим интуициям и концепциям плоть и кровь, облечь их в общепонятную и этим коренным различием между наукой и метафизикой, их органической противоположностью, скажем даже враждебностью друг к другу, объясняется интереснейшее явление, происходящее на глазах современного нам человечества: факт крушения метафизических учений частью изза успехов естествознания, частью независимо от них, под давлением внутреннего разложения.

Комментарии запрещены.