Нападение на тарантула

В зависимости от этого нападение на тарантула его врагов возможно только с одной стороны, той именно, куда обращены его глаза и его орудия защиты и нападения. Биологический смысл приспособления становится совершенно понятным без дополнительных разъяснений. А так как, чем южнее местность, тем врагов у тарантула больше, то становится понятным, каким образом и почему могло образоваться такое отклонение.

От указанных новообразований в строительном инстинкте у тарантулов до построек lycosa opiphex еще, разумеется, очень далеко. Но мы имеем полное основание полагать, что развитие строительного инстинкта, которое привело постройки к этой последней, шло тем именно путем накопления отклонений, образец которого мы видели в описанных новообразованиях строительного инстинкта тарантулов, а не путем счастливых идей”, на которые паук в один прекрасный день натолкнулся, разрушая зимнюю крышу отверстия норы и решив превратить ее в настоящую крышу, т. Е. Скомбинировать два явления, между собою не связанных и не имеющих друг к другу никакого отношения. И это тем более, что мы сейчас в современной нам фауне имеем ряд моментов, которые указывают на этапы в филогении рассматриваемого инстинкта.

Не останавливаясь далее на этом частном вопросе, обратимся вновь к филогении пауков.

Другим примером для выяснения этой задачи исследования и результатов, к которым она приводит, нам послужит очень далекий от рода lycosa (пауков, бегающих) род theridium сем. Theridiidae (паукитенетники, т. Е. Делающие себе паутину для ловли добычи). Картина генетической связи видов этого рода между собою, по данным их индустрии, оказывается несколько иною, чем мы это видели у рода lycosa.

Уже было сказано, что при сравнительном изучении определенных категорий инстинктов у видов какогонибудь рода мы получаем элементы двух категорий: постоянные и неизменные для всех видов рода (й + б) и систематически изменяющиеся {а + ь). В то время как вторые из указанных элементов имеют решающее значение в вопросе о филогенетическом отношении рядов одного рода друг к другу, первые (я + е) в качестве постоянных и неизменных, очевидно никакой роли в решении этих вопросов играть не могут. Теперь, при определении филогении родов какоголибо семейства, они выступают на первый план. Необходимо лишь иметь в виду, что при сравнении между собою родовых таксономических единиц нам придется иметь дело с инстинктами более разнообразными, чем при сравнении единиц видовых, и мы будем вынуждены не ограничиваться особенностями только строений логова (как мы это делали при сравнении видовых инстинктов), но учитывать и строение кокона, и устройство ловушки, если она есть, и пр.

Комментарии запрещены.