Неожиданное и ненужное

Паук прикрепляет основные нити паутины к разным предметам. Перемещаясь по этим основным нитям и всякий раз присоединяя к первоначальной новые нити (так как пауки тонетники не перемещаются с места на место иначе, как соединив себя с точкой отправления конъюнктивною нитью), паук получает последнюю требуемой прочности. Если предметы, к которым он прикреплял их, были неподвижны, то получается то, что мы обыкновенно видим у тысячи построек этих животных (рис. 52); но если предметы эти оказались подвижными и легкими, то, вопреки желаниям и намерениям” паука, они поднимаются, вследствие возрастающей силы эластичности нити паутины, по мере ее утолщения, все выше и выше. На рис. 53 мы видим паутины, прикрепленные к довольно гибким веткам; аб — первоначальное положение веток до прикрепления к ним паутины; ас после прикрепления и смещения с первоначального положения, вследствие эластичности паутинок. Масcook дает рисунок прекрасно иллюстрирующий эту идею.

Если положить в аквариум пустые раковины limnaeus и нескольких водяных пауков, то скоро они начинают таскать воздух в эти раковины; беспрестанно поднимаясь и опускаясь на поверхность, паук прикрепляет всякий раз новую паутину, одну на поверхности, когда опускается вниз, и одну к раковине, когда поднимается вверх. В конце концов число нитей, связывающих раковину с лежащим на поверхности предметом, все увеличивается и становится настолько значительным, что, в силу их эластичности, приподнимает раковину со дна, иногда вершка на 34, гораздо раньше, чем ее удельный вес это позволяет: стоит только перерезать ножницами ту нить из паутины, на которой в это время подвешена, и которую надо разыскивать, так мало она заметна, как раковина тотчас же падает на дно; очевидно, она поддерживалась на некотором от последнего расстоянии только с помощью паутины и в силу эластичности последней.

Одноклеточные животные. Спускаясь от насекомых все ниже и ниже по лестнице животных организмов, монисты сверху”, наконец, подошли к организмам, не имеющим нервной системы, и остановились перед вопросом: можно ли наделять их по аналогии теми же психическими способностями, какими обладает человек, или нельзя?

С одной стороны, организмы эти совершают произвольные действия”, хотят”, исполняют”, а, с другой, лишены того органа, функцией которого является психика, и говорить о ней у организмов, не имеющих нервной системы можно так же, как о запахе цветов у папоротника.

Вокруг этой альтернативы ведется упорная борьба, смысл которой состоит в решении следующего вопроса: необходима ли нервная система для того, чтобы признать действие данного организма психическим, или можно обойтись и без этого критерия для решения вопроса.

Комментарии запрещены.