О здании

Физиологи сверх того упустили из виду, что психологию животных и человека путем анатомии и физиологии нервной системы познать в конце концов все-таки нельзя; что, если данные этой науки составляют (в известных пределах и с должными оговорками) основу сравнительной психологии, то это еще не значит, что наука исчерпывается данными только этих основ: фундамент еще ничего не говорит о здании.

А между тем выводы, к которым приходили представители физиологической школы в вопросах сравнительной психологии, не оставались без влияния на исследование не только индивидуальной психологии человека, где они с известными оговорками и ограничениями могли быть очень полезными, но и в области коллективной психологии человека где при той прямолинейности, с которой прилагались некоторыми авторами, могли быть только вредными.

Когда построения монистов сверху” были опрокинуты; когда роль эксперимента в решении вопросов психологии получила должную цену; когда вместе с тем для биологов сделалось очевидным, чего путем анато мофизиологических исследований сравнительной психологии получить невозможно, то не оставалось другого пути как соединить физиологический эксперимент с данными биологических исследований, а это особенно удобно было сделать на простейших животных. Все остальное является логическим следствием занятого положения и метода исследования монистов новой тттколы.

То, что мы называем психикой, говорили физиологи, представляет собою лишь проявление более глубоко лежащих физиологических процессов нервной системы: изучив последние, мы тем самым познаем первые. Заключение это объективно и потому истинно. То, что мы называем физиологией, говорят монисты снизу”, есть только проявление более глубоко лежащих физикохимических свойств протоплазмы клеток самого организма; изучим последние, и нам вовсе не будет надобности заглядывать в первые. Деятельность всех систем и тканей организмов, а вместе с этим и нервной системы, является продуктом физикохимических свойств клетки, давшей им начало не более.

Исходя из этих соображений, монисты снизу” в концеконцов пришли к заключению, что деятельность человека совершенно в такой же степени автоматична, как и деятельность инфузорий.

Нам предстоит поэтому, чтобы определить истинное достоинство последней точки зрения, во-первых, ознакомиться с основными точками зрения монистов снизу” на деятельность одноклеточных животных, а затем рассмотреть те основания, руководясь которыми они подводят под один уровень с деятельностью простейших животных — деятельность многоклеточных животных до человека (как это полагают одни), или с человеком включительно (как это полагают другие).

Комментарии запрещены.