Общее происхождение

Нет основания сомневаться в том, что саланганы имеют с касатками общее происхождение и выработали свой строительный инстинкт параллельно с усиленным выделением слюны; но более чем сомнительно, чтобы ласточка городская, а еще того менее деревенская, служили для саланган исходными формами; они сами являются продуктом эволюции форм более древних, выделявших слюну в большем, чем они, количестве и все более и более заменявших ее другими предметами, скрепляющими частички строительного материала гнезд.

Приведенными примерами филогении в строительных инстинктах позвоночных животных я и ограничусь. Принимая во внимание сказанное о филогенетическом методе исследования, мы можем считать установленным, во-первых, что инстинкты животных являются не изолированными друг от друга, хотя по отношению ко многим из них мы в настоящее время и не можем указать полного ряда связывающих их с другими переходных форм. Там же, где таковые обнаружены, каждая из них представляет определённый момент в развитии сложного инстинкта, часто составляющий характерную особенность того или другого современного нам вида или рода и всегда являющийся ступенькой в тех рядах”, существование которых может быть путем филогенетического метода констатировано уже в настоящее время, несмотря на неполноту материала.

Такие ряды, в свою очередь, доказывают нам, во-вторых, что инстинкты не представляют собой чеголибо выработанного видом на свой страх и по своему особому образцу, вследствие чего виды, ничего общего по своей организации не имеющие, могут будто бы иметь совершенно сходные, а представители одного и того же рода совершенно различные инстинкты. Исключения в этом отношении имеют тот же смысл и те же объяснения, какие они имеют и в области морфологии.

Приведенный выше и уже имеющийся в литературе предмета материал доказывает нам, втретьих, что каждая черта, каждая частность сложного инстинкта может быть прослежена в генетически связанных между собойпредставителях большего или меньшего числа аксономических групп родственных между собой животных.

В связи с данными филогении инстинктов само собой устанавливается, вчетвертых, что для выяснения психической природы деятельности животных (особенно беспозвоночных) нет надобности ни в счастливых мыслях”, ни в случайных догадках”, которые будто бы осеняли предков современной нам фауны; нет надобности предполагать у них ни наличности ума, ни наблюдательности, ни способности к размышлению, которые за многими из них так охотно предполагают авторымонисты ad hominem.

Нет надобности потому, между прочим, что молодые животные производят свои инстинктивные действия с таким же мастерством в первый раз в жизни, как будто производили их десятки раз прежде.

Объективный метод доказывает нам с полной очевидностью, что мастер инстинктивной работы скрыт в ряду вымерших поколений, что результат этого мастерства у современных представителей данного вида фиксирован в точно определенных инстинктах, и что задача науки заключается в том, между прочим, чтобы, определив законы, по которым возникала и развивалась эта работа, воскресить мастера, подобно тому, как биолог, исследуя элементы морфологических признаков, фиксированных за данным видом современной нам фауны, установив законы их возникновения и факторы, которыми обусловливалась их эволюция в далеком прошлом, воскрешает формы, давшие им начало.

Комментарии запрещены.