Онтогения разумных способностей

Совершенно иную картину представляет нам онтогения разумных способностей, как бы не были они элементарны.

У высших позвоночных животных период индивидуального развития той части психических способностей, которые заключают в себе разумные элементы есть период личного научения и опыта. Как бы он ни был скромен по своему психологическому значению, здесь перед нами не смена готовых, законченных знаний готовыми же, а настоящее развитие определенных способностей путем научения и опыта, т. Е. Присоединения к прежним знаниям новых, расширение и углубление их. Ничего подобного у насекомых, например, мы не наблюдаем.

Останавливаться на подробном рассмотрении этой стороны вопроса я однако, не буду, с одной стороны, потому, что здесь идет речь главным образом об онтогении инстинктивных, а не разумных способностей, с другой стороны, потому что по вопросу о развитии последних путем расширения и углубления первоначальных знаний нет разногласий, и факты, свидетельствующие о такой постепенности и преемственном развитии разумных способностей, у всех на памяти. Многим, вероятно, приходилось наблюдать молодых птиц, выпавших из гнезда и таким образом раньше времени поставленных перед факторами среды. Они обыкновенно устраиваются тут же, под кустом или деревом, и держатся совершенно спокойно. К одному молодому грачу, которого мне пришлось видеть в таком положении, подбежали две собаки и с недоумением” начали его рассматривать. Если бы грач, узнав в них врагов, бросился бежать, он неминуемо погиб бы; но так как старых птиц возле не было, и ничто не говорило ему об опасности, он сидел совершенно спокойно и, повидимому, отлично себя чувствовал в неожиданной компании, новые члены которой, пробыв некоторое время в выжидательном положении, оставили его в покое. Позднее, под руководством старых птиц, молодые усваивают существующие в среде птиц данной местности традиции, научаются приемам избегать опасность и уже такого безразличия не проявляют.

Комментарии запрещены.