Ошибка антропоморфизма

Эти картинки говорит waxweiller, сродни только по внешнему виду и совершенно различны по своему социологическому смыслу. Почему же, однако? Спрашивает читатель. А все потому же: название всех этих явлений явлениями общественности будет ошибкой антропоморфизма".

Это соображение автора можно бы признать не лишенным основания, если бы в его аргументации не было той же тенденциозной путаницы, как и в его великой аналогии”.

Там, в интересах гипотезы о видовых детерминантах искусственно и без достаточных оснований смешивались в одну кучу существенно различные явления разных типов агрегаций (симбиоза, семьи и общественности); здесь, под угрозой ошибки антропоморфизма, автор сваливает в одну кучу явления столь же различные по своим свойствам и признакам. В самом деле, где у waxweiller’a основание утверждать, что сборища червей, жуков, муравьев и др. Беспозвоночных животных идентичны с точки зрения своих психологических основ стадам зебр или обезьян? Не только ни малейшего этого основания у него нет, но это представляет собою грубейшую ошибку уже по тому одному, что стадо обезьян ближе стоит к общественности человека, чем к случайным сборищам червей. A waxweiller поступает именно таким образом: он отождествляет все явления животной психологии, поскольку она проявляется в агрегациях животных, а затем противопоставляет этой, якобы однородной и единой, куче общественность человека.

Автор и сам это чувствует и потому в дополнение к сравнительному методу” классической зоопсихологии, которая устанавливала свои заключения путем непосредственного сравнения деятельности животных всех ступе ненй генеалогической классификации с аналогичными действиями человека, привлекает на помощь гипотезу леба о физикохимических реакциях.

Но так как приложить или, точнее, подвести” ее под деятельность высших млекопитающих (а в них, собственно, и вся суть, когда речь идет о связи агрегаций животных с общественностью у человека) нельзя, ибо для этого нет никаких данных, то waxweiller ограничивается рассмотрением и объяснением сборищ у земляных червей. Читателя, который принял на веру утверждение waxweiller’a о том, что деятельность всех животных вообще является простым продуктом физикохимических детерминант, такой выбор примера может быть и не поразит: если животные сборища, все без исключения, по своей психологической природе явления тождественные, то не все ли равно, на каком примере показать, что причина, обусловливающая эти сборища, исчерпывается физикохимическими факторами? Но кто этому утверждению waxweiller’a не доверяет, а деятельность червей и высших млекопитающих животных с психологической точки зрения тождественной не признает, тому уже сам выбор примера, да еще в качестве единственного, представляется свидетельством беспомощности гипотезы автора.

Примем на минуту, однако, что пример этот взят не потому, что нет более подходящего, а потому, что он лучше других передает идею автора, и посмотрим, способен ли он переубедить сомневающегося читателя сам по себе, независимо от какихлибо сторонних соображений. Вот что мы читаем у автора.

Комментарии запрещены.