Основной аргумент

Нетрудно убедиться в том, однако, что основной аргумент в защиту такого предположения критики не выдерживает: из способности одноклеточных организмов, раздраженных световыми лучами, проявлять свои таксические свойства, несмотря на отсутствие у них органов чувств, вовсе еще не следует, чтобы земляной червь, реагирующий на раздражение светом, производил таксические движения, так как лишен глаз”: у него, как это установлено позднейшими исследованиями, среди клеток кожи имеются такие, которые способны воспринимать световое раздражение. Движение червей поэтому не таксис, а продукт специальных, хотя бы и элементарно устроенных, органов чувств.

А.        Mayer и caroline soule, обнаружив, что danais plexippus в нормальных условиях питается листьями, причем всегда держится на вершине стебля растения и никогда его не покидает, предлагают в объяснение явления следующие два закона”: гусеница отрицательно геотропична и положительно фототропична, вследствие чего она не опускается на землю и держится вершины ветвей.

Надо предполагать, очевидно, что когда гусеница поест листву ветки, на которой находится, то она, чтобы не умереть с голоду, меняет знаки своих тропизмов: положительный делает отрицательным, а отрицательный положительным.

Дарвин в 1876 г. Дал явлениям этой последней категории следующее объяснение. Ученый полагает, что причина явления заключается в том преимуществе, которое насекомые этим путем получают, выгадывая время. Они работают, говорит учёный, по тому же принципу, которым руководится рабочий.

На этом примере прекрасно сказались два рассматриваемых нами воззрения монистов снизу” и монистов сверху”: для первых все дело в слепом автоматизме, для вторых в мотивах человеческой психики.

Нетрудно убедится, что обе точки зрения одинаково далеки от истины. Что принцип пользы в описываемых явлениях налицо, в этом не может быть никакого сомнения, как его не может быть и в том, что насекомые начали производить сбор меда в определенном порядке вовсе не потому, что пришли к заключению о его предпочтительности, а порядок этот путем отбора потому и установился, что оказался более выгодным в борьбе за существование, без всякого отношения к его оценке со стороны насекомых, подлежавших отбору.

Что же касается идеи о тропизмах loew’а, то она уже по одному тому не может иметь места в объяснении явления, что ни олиготропизм, ни политропизм в том виде, как их описал loew, и в каком такое объяснение еще могло бы иметь место, на самом деле не существуют.

Комментарии запрещены.