Познание социологии

Мне скажут, быть может, по поводу этого моего заключения, что между моим утверждением, с одной стороны, о том, что познание социологии невозможно без хорошего знания биологических основ, являющихся фундаментом социологии, несмотря на то, что фундамент этот заложен в далеком прошлом, и что в социологии имеются новые элементы жизни и такие новые же их комбинации, каких в области биологии не значится; а, с другой стороны, в том, что перенесение принципов монизма снизу” в решение задач социологии невозможно, кроется противоречие. Если отдаленное прошлое человека, в большой мере подчинявшееся законам биологии, чем социологии, теперь, несмотря на коренные изменения в положении вещей, все же не утратило своей огромной ценности в выяснении современных общественных явлений, то почему же физикохимические детерминанты лебовской гипотезы не могут быть основой социологического” сродства waxweiller’a, а это последнее, в свою очередь, не может быть полезным в разъяснении явлений социологии? Разве свойства недифференцированной протоплазмы одноклеточных организмов исчезли, а с этим вместе утратили всякое свое значение в настоящее время? Разве оттого, что они вошли в состав более или менее сложных многоклеточных организмов, изменилась природа внутренних свойств протоплазмы клеток в такой степени, что в ней ничего не осталось из того, что было раньше, принимая во внимание, что ведь и в наши дни все без изъятия организмы начинают свою жизнь одной клеточкой? А если этого нет, если свойства клетки одноклеточного организма сполна в многоклеточном организме не исчезают, если в его конечных стадиях мы имеем основание предполагать влияние свойств клеточной протоплазмы стадий предшествующих, а через них стадий самого далекого прошлого, то где же основание, допуская значение биологии в решении вопросов социологии, отрицать значение физикохимического свойства протоплазмы в вопросах сравнительной психологии, а с этим вместе (вернее, вследствие этого ) и в вопросах социологии?

Комментарии запрещены.