Приемные матери или кормилки

Приемные матери или кормилки, благодаря собранным запасам или какимлибо другим средствам коллективного труда, могут переживать зиму и поддерживать традиции общины. Вследствие такого годового переживания большего или меньшего числа работниц, семейство не только поддерживается в течение многих последовательных материнств, но в нем за все это время даже сохраняются воспоминания. Конечно, память не достигает здесь такой сосредоточенности, какая замечается в человечестве. Но можно утверждать, что в рассматриваемых нами обществах существуют несомненные указания на присутствие сохраняющихся представлений и сведений, передаваемых из года в год через длинный ряд поколений насекомых.

Высказавшись о памяти и традициях у общественных насекомых, с указанной оговоркой, эспинас по поводу пчел пишет:

Многочисленные наблюдения показали, что разум играет значительную роль в социальной организации пчел. Идеи или, быть может, лучше представления являются пружинами всех тех согласованных движений, из которых слагается жизнь улья”.

Следствием их разумности и общественности у них развилась способность сообщать друг другу свои впечатления.

Гнезда шершевидных ос, говорит эспинас, охраняются часовыми, которые стоят у входа и немедленно дают знать об опасности; вся община приходит в ярость и бросается жалить нарушителя их спокойствия”.

Каким образом часовые могут предупреждать своих товарищей о присутствии врага?

Для объяснения факта, отвечает эспинас, достаточно понять, каким образом движение тревоги и гнева передается от одного индивида к другому. Каждый член колоний, возбуждаемый внезапно этим быстрым впечатлением, устремляется вон из гнезда и увлекается общим потоком. Он бросается на первого встречного, в особенности, если тот убегает. Все насекомые увлекаются видом движения”.

Остается только сказать, как ажитация, по мнению автора, сообщается всей массе.

Она сообщается ей вследствие одного только вида того или другого разъяренного насекомого; в области интеллектуальной жизни существует закон, в силу которого представление возбужденного состояния вызывает такое же состояние и в свидетеле душевного аффекта. Встревоженное насекомое проявляет весьма энергично свое душевное состояние; оса, например, жужжит при этом особым образом, который выражает у нее гнев и беспокойство; другие осы слышат ее и представляют себе этот звук, но они не в состоянии вызвать в себе представления без того, чтоб его нервные волокна не были при этом более или менее возбуждены”.

Чтобы по достоинству оценить это описание и этот ответ автора на вопрос, достаточно будет вспомнить, что осы плохо видят, что в их гнездах при этом царит полная тьма, так что и с хорошим зрением видеть ничего нельзя, и, наконец, что осы глухи, а сяжками для передачи своих впечатлений, они, по заявлению самого эспинаса, не пользуются вовсе.

Комментарии запрещены.