Психические способности животных

Все ли эти психические способности животных тождественны по своей природе, и потому все ли одинаково могут быть сравниваемы со способностями человека не только количественно, но и качественно, этого подметить Аристотелю не удалось. Но он ясно видел как то, что животные даже каждой данной группы одарены не одинаково, так и то, что в их способностях, достигших наивысшего доступного для животных развития, и способностях человека существует качественное различие.

В другом месте мы читаем: я далеко не отнимаю всего у животных, напротив, приписываю им все, кроме мысли и рассуждения: в них есть чувство, даже в высшей степени, нежели у нас, в них есть сознание своего настоящего существования, но нет сознания существования прошедшего; они принимают впечатления, но им не достает способности сравнивать их, т. Е. Силы, образующей понятия, потому что понятия суть только сравненные впечатления или, лучше, сочетание впечатлений”.

В основе этих, а равно и других заключений, лежат наблюдения иногда удивительные для того времени. Так, Бюффон пишет по поводу собаки: горячий, гневный, даже лютый и кровожадный нрав дикой собаки делает ее страшной для всех животных; в домашней же собаке он заменяется чувствами самыми кроткими, удовольствием привязанности и желанием нравиться; она подползает и кладет к ногам своего господина свою храбрость, свою силу, свои способности; она ждет его приказания, чтобы употребить их в дело; она вопрошает его, умоляет его, понимает волю его, выраженную знаками; не имея, как человек, света мысли, она имеет весь жар чувства и больше его обладает верностью, постоянством в своей привязанности; в ней нет никакого честолюбия, никакой корысти, никакого желания мщения, никакой боязни, кроме опасения не угодить; она вся усердие, пылкость и послушание; она более чувствительна к воспоминанию благодеяний, нежели обид; ее не отталкивает худое обращение; она переносит его, забывает или помнит только для того, чтобы еще больше привязаться; отнюдь не раздражаясь и не убегая, подвергает себя сама новым испытаниям, лижет орудие боли руку, которая ее только что ударила; отвечает только жалобою и, наконец, обезоруживает своим терпением и покорностью”.

Комментарии запрещены.