Развитие биопсихологии

Объективный метод поэтому всецело примыкает к учению Ламарка о коренном различии психических способностей животных на разных ступенях их генеалогической классификации.

Что касается Дарвина, то выше, говоря о значении этого ученого в биопсихологии, я указал на двойственность его роли в этой области знания. Первоначально и на протяжении нескольких десятков лет Дарвин служил оплотом того монизма, который наделил всех животных разумными способностями и на этой почве стремился установить единство психики человека и животных. Великий натуралист сам давал пример этим увлечениям и задержал развитие биопсихологии на целые десятилетия, так как дарвинисты пользовались, главным образом, той частью его учения, которая отвечала на очередные запросы научного движения. Натуралисты участники борьбы с теологией не оценили по достоинству тех идей ученого, которые стояли за пределами этих злободневных вопросов. Правда, идеи эти тонут в массе фактов и заключений, устанавливаемых по шаблону: мерить психику животных масштабом человеческой психики, ибо у человека нет ничего, чего бы не было у животных”, но при иных условиях идеи эти, несомненно, носили бы иную оценку. В них, во всяком случае, заключаются главные заслуги Дарвина перед нашей наукой, ибо в них намечаются новые пути в исследовании биопсихологии (фило и онтогенетический).

Большая часть того, однако, что делает объективную биопсихологию самостоятельной дисциплиной научного знания ее методы и задачи, принадлежит ей самой и составляет результат исследований последних десятилетий.

Объективная биопсихология для решения своих задач также пользуется сравнением психических способностей животных и человека, но совершенно иначе, чем то делала дарвинская школа, как по материалу сравнения, так и по способу его обработки.

Комментарии запрещены.