Редукция разумных способностей

Другими словами, возникает учение, прямо противоположное тому, с которым выступил Кондильяк: инстинкт есть не редукция разумных способностей, как думал этот последний, а предшествующая им элементарная психическая способность, превращающаяся в высшую путем многочисленных осложнений.

Само собою разумеется, что Леруа, в зависимости от указанного его воззрения, должен был предполагать, что инстинкты изменчивы. Так, он говорит, например, что кролики, после известного числа поколений, бывших в домашнем состояния, теряют способность рыть себе норы и т. П. Поставив на очередь новую задачу. Леруа предлагает и новые пути к ее решению. Автор исследует развитие умственных способностей животных. Метод онтогенетический, в современной нам сравнительной психологии давший в руках Мильса, Спальдинга, Моргана и других интереснейшие результаты, получил, таким образом, свое начало почти сто лет тому назад. Правда, приемы изучения были еще весьма примитивными, ближайшие из намеченных задач еще очень элементарными, но в них уже есть зерно того, что, развиваясь, должно было самим ходом этого развития привести к тому, чего пытаются достигнуть на этом пути исследователи нашего времени. Леруа доказывает, между прочим, что понимание того, каким образом посредством повторенного действия, ощущения и посредством деятельности памяти инстинкт животных постепенно возвышается до ума, составляет одну из основных задач в изучении психологии животных.

Этот новый метод науки приводит автора к заключению, что животные представляют (хотя в низшей степени, чем мы) все признаки ума; что они чувствуют, потому что выказывают очевидные знаки боли и удовольствия; вспоминают, потому что избегают того, что им повредило, и ищут того, что им понравилось; сравнивают и судят, потому что колеблются и выбирают; размышляют о своих действиях, потому что опыт научает их, а повторенные опыты изменяют их первоначальные суждения.

Подводя итоги сказанному, мы видим, что, несмотря на господство сначала теологического, а потом метафизического миросозерцаний, попытки подойти к решению задачи путем наблюдения и опыта, т. Е. Научным путем, прокладывают свою дорогу и не только накапливают материалы, но выдвигают на очередь новые вопросы, освещают новые стороны предмета, новые области знания.

Благодаря этим работникам мысли и знания наука психологии животных к началу XIX в. Выступает уже с довольно широкой программой вопросов и некоторым, хотя и не обширным, запасом фактических данных.

В общем, положение сравнительной психологии было, однако, неустойчивым: ее случайным наблюдениям и выводам не доставало объединяющего их принципа, которым данные этой науки могли бы быть введены в круг общих естественноисторических (биологических) знаний.

Комментарии запрещены.