Следствие извращённого инстинкта

Что у животных мы таких препятствий не наблюдаем, это справедливо, но не менее справедливо и то, что у людей препятствия эти не только не являются следствием извращённого инстинкта, но и никакого отношения к таким извращениям не имеют: инстинкт и у человека в этом отношении остаётся совершенно таким же, каким мы его видим и у высших животных, то же, что его извращает, относится не к области биологии, а исключительно к области культуры и является продуктом не инстинктивной, а его сознательной деятельности. Ссылки Мечникова на книгу Плосс Бартельса, в которой указываются многочисленные племена с широко распространённым детоубийством или обычаи производить искусственные выкидыши, указываются и такие племена (хотя бы и очень немногие), у которых ни убийства детей, ни обычаи производить выкидыши не наблюдаются; а это как нельзя лучше свидетельствует о том, что никакого дисгармонического развития в инстинктах человека не произошло, а произошло нечто к инстинктам прямого отношения не имеющее, что заставляет человека поступать вопреки велениям инстинкта, и делать то, чего животные не делают. Смешивать эти различные категории явлений, по моему мнению, решительно невозможно, а мечников делает это смешение вдвойне неудачно: с одной стороны, он, говоря о дисгармоническом развитии инстинктов, устанавливает признаки этого развития путём сравнения результатов деятельности человека и животных, совершенно не замечая того, что результаты эти являются продуктом не одних и тех же психических способностей: одни (у животных) являются продуктом исключительно инстинктивных способностей, другие (у человека) исключительно сознательных способностей.

Комментарии запрещены.