Следующий факт

Рассматривая паутину, покрывающую нору наука в период линьки, мы видим, что ее слой тянется не на всем протяжении норы, а лишь в ее верхней части, что и толщина этого слоя неравномерна: он всего толще в куполе норы, а затем, по мере углубления, становится все тоньше и скоро исчезает вовсе; паук как будто знает, что чем глубже в землю, тем меньше у него врагов, сказали бы представители субъективного метода. На самом деле паук ничего не знает и вот тому доказательство.

Если мы посадим совершающего свою линьку тарантула в ящик, который давал бы ему возможность свободно перемещаться, и покроем этот ящик стеклом, то перед приближением линьки мы будем наблюдать в высокой степени поучительное явление.

В результате получается нечто совершенно бессмысленное, ибо снизу в эту трубку не только могли, но и действительно свободно проникали посаженные в ящик для пищи паука мухи и другие насекомые, а сверху, где он не нуждается ни в какой защите, паук тщательно себя защитил”. Очевидно, что речи о понимании того, что делает паук, идти не может; он совершает определённый ряд действий потому лишь, что пришло время их совершить; самые же действия производит так, как они им унаследованы в готовом виде; хотя опыт, если бы он был способен следовать его указанию, должен был бы подсказать ему, что трубку на этот раз надо замкнуть снизу, так как насекомые проникали туда очень часто и беспокоили его множество раз во время производства работы, тогда как сверху никто ни разу не проникал, и он сам своими ра1р’ами сотни раз ощупывал находящийся над его постройкой твердый предмет стекло.

Я не хочу сказать, что эти наследственные знания паука с первого же раза явились такими, какими мы наблюдаем их теперь, что они в свое время сразу возникли сложными и законченными. Это могло и быть, могло и не быть. Возможно, что они закладывались путем медленных, шаг за шагом совершавшихся перемен. Но теперьто эти промежуточные стадии исчезли, как исчезли на пути морфологической эволюция те промежуточные звенья, которые когдато существовали, а теперь не существуют. Перед нами поэтому происходит не эволюция психических способностей, а смена одних инстинктивных знаний другими так, как будто между ними не только нет, но никогда и не было связи.

Комментарии запрещены.