Среди философских идей

Среди философских идей, о которых я упомянул, первое место по своей важности и по глубине оказанного ими влияния, бесспорно, занимают те из них, которые координировались с открытыми Лавуазье (законом сохранения вещества) и Робертом Майером (законом сохранения энергии). Последний, как известно, доказал постоянство и неизменяемость мировой энергии, которой все остальные являются модификацией и трансформацией.

Под влиянием этого учения биологи старались установить единство и в области сравнительной психологии, одни в одном, другие в другом направлении.

Возражать принципиально против того, что законы, устанавливаемые учением об энергии, лежат в основе и психических явлений, нет, разумеется, никаких оснований; но от этого признания до того монизма в психологии, каким мы его встречаем у многих ученых, еще очень далеко, вследствие чего тенденциозность в исследованиях, а с нею вместе искусственный подбор фактов, одностороннее их освещение, т. Е. Большее или меньшее искажение истины, в этих монистических построениях являются неизбежными. Открытия Лавуазье и Роберта Майера могут играть важную наводящую роль, но эта роль в условиях современного знания сравнительной психологии оказывается очень незначительной, лишь только мы из области общих вопросов переходим к изучению реальных явлений. Здесь нам предстоят пока еще не синтез, не обобщения на принципах высшего порядка, а разделение и анализ. Ни объективному единству, ни непрерывности психических явлений такое разделение и анализ, разумеется, не мешают, но этот путь исследования на первых же шагах обязывает нас признать, что время общей формулы для этого единства еще не пришло и что, оставаясь справедливой в смысле гипотетической доктрины, она получит несравненно более сложное содержание, чем это многие полагают.

Нет ничего удивительного поэтому, что в попытках связать данные сравнительной психологии с монистической философией, установленной исследованиями явлений, стоящих далеко за пределами нашей науки, и без всякого к ней отношения, царит разногласие, даже по таким вопросам, в которых должно было бы ожидать полного единства, если бы монистическая философия, вытекающая из законов Лавуазье и Роберта Майера, могла найти приложение в сравнительной психологии, каковой она является в наше время.

Комментарии запрещены.