Строго законное применение

Но если это так, если, с другой стороны, единственно строго законное применение слова разум (по автору) имеет место для обозначения способности воспринимать сходства или отношения и действовать согласно с результатом своих восприятий”, то в наблюдениях карпентера мы имеем не что иное, как разумные действия корненожки, так как она, пользуясь индивидуальным опытом, оказывается способной к восприятию требуемых отношений и действований, согласно с результатом своих восприятий.

Одно из двух: или критерий разумного акта и единственно верный путь оценки явлений в жизни животных, по аналогии с человеком, не только не единственен, но и не верен, или корненожка карпентера действует разумно; другого выхода из приведенных данных нет.

Еще поучительнее, что, разобрав несколько примеров, взятых на удачу” из книги роменса и доказав решительную негодность сделанных этим автором заключений, хотя они и построены единственно возможным и правильным путем, вундт предлагает образцы того, как нужно пользоваться этим научным методом, чтобы факты имели истинное, а не фантастическое” толкование и дает. Вышеуказанные описание и объяснение деятельности паука.

Другим защитником субъективного метода является васманн, тот самый васманн, который относится к психологическим произведениям какогонибудь брема или бюхнера"’ с нескрываемым высокомерием, чутьчуть не с негодованием за то, что эти господа ввели в науку такой сплошной антропоморфизм, который превратил ее в собрание анекдотов”. «эти господа, пишет, например, васманн в статье инстинкт и разум”, мысленно переносят себя на место животного и затем простодушнейшим образом вычитывают свои же собственные мысли в психической деятельности последнего». Казалось бы, чего же яснее осуждения такого субъективизма в науке, которая прежде всего требует объективного отношения к предмету ее исследования.

Но и это только казалось бы, ибо самто васманн представляет собою такого же сторонника субъективного метода, как и осуждаемые им бремы и бюхнеры. Правда, васманн требует не очеловечения душевной деятельности животного, а ясного психологического анализа; он совершенно основательно утверждает, что, если какоенибудь животное проявление представляется таким, что к нему может быть приложен ряд заключений ad hominem, то это еще вовсе не значит, чтобы такие заключения соответствовали тому, что действительно есть.

Но. Какой же путь для решения задачи взамен осуждаемого предлагает он сам, какой метод исследования признает научным? Оказывается, что это тот же самый излюбленный и простой способ описания и суждения ad hominem, т. Е. Тот же субъективный метод бремов и бюхнеров.

Комментарии запрещены.