Творчество в науке

Совершенно справедливо, скажу я на это в свою очередь. Но дело в том, что творчество в науке не совсем то же, что, и гипотезы научные не тождественны гипотезам метафизическим. Как, например, доказывающий, что творчество в науке и метафизике совершенно однородны по своему характеру, обыкновенно указывают на известный в истории науки факт возникновения теории черепа, который передают со слов самого ее автора Лоренца окена. Вот как он рассказывает о возникновении у него этой идеи. В августе 1806 года я путешествовал по Гарцу. Я быстро спускался по южному склону его, лесом, и вдруг увидел у своих ног прекрасный, чисто обелившийся череп оленя. Поднять его, повернуть, взглянуть было делом одной минуты и свершилось! Вдруг, как молния, блеснула у меня мысль: это позвоночник! И с тех пор череп стал позвоночником”. Авторы, приводящие этот рассказ, забывают, однако, добавить, что научные идеи натурфилософов, представителем которых был окен, постольку, поскольку эти идеи имели цену, всегда являлись следствием наблюдения. Этим и объясняется, конечно, что гомологичность черепа и позвоночника признается теперь всеми; и если гомологичными оказались не те части, которые предполагал окен, а потом гёте, так это объясняется тем, что им не были известны те факты, которые стали известны позднее. Правда, под влиянием духа времени натурфилософы скрывали эту часть работы: уразуметь природу путем чистого мышления, воссоздать, строить, а не изучать ее, считалось тогда за высший, рациональный, единственный научный путь к пониманию природы. Вследствие этого идеи, явившиеся несомненным плодом наблюдения, ученые кануна xix в. Умышленно выдавали за результат интуиции, за вывод из положений, невесть откуда взятых.

Комментарии запрещены.