Вопрос о наличности психики

Монисты, решающие вопрос о наличности психики у одноклеточных животных в утвердительном смысле, говорят: отсутствие у них нервной системы не может служить основанием для отрицания у них психики, как отсутствие мускулов не служит основанием для отрицания у них движения.

На первый взгляд соображения эти кажутся не лишенными основания, но лишь до тех пор, пока мы находимся на поверхности явлений, о которых говорим. Стоит хоть на минуту взглянуть на них глубже, как неосновательность утверждения и поверхностность параллелизма обнаруживаются сами собой.

В самом деле, способность протоплазмы передавать раздражения сомнению не подлежит: это одно из основных ее свойств.

Несомненно, однако, и то, во-первых, что роль нервной системы отнюдь не ограничивается только передачею раздражения, а обладает сверх того другими свойствами; и, вовто рых, что протоплазма этими другими свойствами нервной системы не обладает.

Нервная система (и в этом заключается ее характернейшее свойство и особенность) одна обладает способностью превращать поступающую извне энергию в нервный процесс, а этот последний трансформировать в движение. Далее: только при наличности нервной системы становится возможным явление ассоциации. Этими соображениями и объясняются многочисленные попытки натуралистов разыскать нервные элементы у cytozoa.

Изыскания эти и сделанные авторами открытия оказываются, однако, либо ошибками, либо нуждаются в дальнейших проверочных исследованиях, которые, в какой бы мере таковые не подтвердили, все же никогда не могут обнаружить того, что составляет основу самой элементарной нервной системы: нервную клетку и ее отросток. Этого открыть у cytozoa нельзя, ибо одновременно с таким открытием они перестали бы быть одноклеточными организмами; до тех же пор, пока они остаются таковыми, деятельность их будет принципиально и глубоко отличной от того, что представляют собою организмы, обладающие нервной системой.

Навязывая первым из них особенности последних, мы одновременно лишаем их и других самых существенных признаков, их характеризующих; а пренебрегая различениями и ограничиваясь, в интересах теоретических построений, элементами сходства, мы делаем шаги не к познанию истины, а к удалению от нее.

Не забудем при этом, что самые совершенные из одноклеточных организмов — инфузории имеют рот, выделительнодыхательный аппарат, образования, соответствующие мышечной системе и пр., все это они имеют не анатомически, а лишь физиологически, все это — органеллы, как их называют, а не органы.

Не забудем сверх того, что такие органеллы плохо изучены: мионемы инфузории, миогранулы амеб (элементы, обусловливающие сократимость), нейрофоны инфузории, нейрогранулы амеб (элементы, обусловливающие раздражимость) еще предметы темные, а их взаимоотношение и вопрос о передаче раздражения (нейрофонов и нейрогранул) мионемам и миогранулам представляет собою скорее логический постулат, чем научно установленный факт.

Комментарии запрещены.